fbpx
Люди Инна Макаренко

«Влюбляться нужно всегда, во всех и во все» – интервью с актрисой и певицей Мириам Сехон

Часто ли можно встретить вокалиста, который задействован сразу в шести музыкальных коллективах? Green Point Orchestra, «ВИА Татьяна», Race to Space, Under The Covers, Four of a Kind, Voice Memo – Мириам с полной отдачей выступает с каждой группой из этого списка. А с момента написания данного интервью у Мириам начались репетиции в новом спектакле Дмитрия Крымова «Борис». Мы поговорили с артисткой о том, как совмещать такое количество проектов и где черпать энергию и вдохновение.

У вас было очень интересное детство, вы путешествовали с передвижным театром. Как это повлияло на ваше восприятие мира?

Другого детства у меня не было, поэтому не знаю, как сложилась бы моя жизнь, будь все иначе. Я многое пропустила в России. Занятия спортом и танцами, развал Советского Союза. Я уехала из одной страны, еще не очень про нее понимая, а вернулась в другую. А росла я не совсем в Европе, а в таком хиппи-коммьюнити. В таборе практически. Просто мы не были ни цыганами, ни цирком, а вполне себе признанным европейским театром. Я помню себя очень свободным ребенком, доверчивым, открытым и без рефлексии — она началась позже!

Трудно ли было потом вписываться в «нормальную» жизнь?

Было тяжело, да. Заново выучить родной язык, поступить в обычную школу, жить вместо каравана в квартире. Там мы все время были в дороге, а тут пришлось привыкнуть к одному и тому же виду из окна. К счастью, в Москве мы первое время жили в разных квартирах, часто переезжали, пока не обосновались на Бронной. К тому времени я уже сменила несколько школ, завела друзей и смирилась с новой оседлой жизнью.

Вы поете, играете в театре, занимаетесь благотворительностью — что из этого для вас наиболее важно?

Счастье, когда понимаешь свое предназначение, свой путь. И в моем случае это не театр или музыка, а служение людям. Я чувствую, что это моя миссия на планете, если хотите. А дальше просто нашлась правильная форма для этого. У меня есть жажда жизни, творчества, я люблю помогать, мне все время нужен какой-то обмен, взаимодействие с людьми. Я бы и кофе с радостью варила, мне кажется, вполне можно и так быть полезной, дарить свою любовь и энергию. Но вышло, что мне нравится играть на сцене и петь, поэтому я выбрала это. Вопросов особо не возникало.

Как успеваете совмещать такое количество проектов?

С трудом! Но на самом деле чем больше себе намечаешь дел, чем четче план, тем проще его выполнять. Пока я училась, а потом работала в репертуарном театре, все было просто. Сегодня репетиция с 11:00 до 16:00, а с 19:00 до 22:30 — спектакль, а с 23:00 до 00:00 — концерт на другом конце города, например. Ты только решаешь, как в это расписание вписать свое личное время. Еду, чтение, занятия, просто отдых. Потом еще и семью, ребенка. А когда я стала сама себе организовывать график, стало в разы сложнее. Половину дел можно отменить, особенно те, где ты подводишь только себя. Самодисциплина — сложная вещь.

Можете описать, как строится ваш обычный день?

У меня дочь-школьница. Поэтому я просыпаюсь рано. Но потом по возможности ложусь обратно спать. Очень дорожу сном, это мое любимое занятие. Странным образом работа группируется. Я стараюсь не забивать дни всем сразу, но часто концерт выпадает на ту же дату, что и спектакль, репетиция в ночь перед съемкой или что-то в этом роде. У меня не бывает двух похожих дней. Но каждый из них, где бы я ни была, я встаю, делаю 100 мелких прыжков, начинаю пить свои 1,5 литра воды. Если нужно выбегать, беру воду с собой. Пока не выпью, не завтракаю.

Все эти виды деятельности требуют энергии. Откуда вы ее берете?

Последние три года отчетливо почувствовала, что мой ресурс исчерпан. То есть если представить, что у нас есть в запасе сколько-то жизней, как у кошки, или монеты, как у Марио, то у меня все кончилось. Теперь я отбираю только у себя самой, не из запасов. Где добыть новые — неясно. На самом деле очень часто работа помогает обрести силы. Если она желанная, долгожданная. Или иногда я хожу в мое любимое место, «Москва — Дели», и пою там с другом — гитаристом и ситаристом Димой Скворцовым. Даже когда кажется, что нет сил и голоса, я могу прийти, взять микрофон и час импровизировать, одновременно есть и пить чай. И я чувствую, как силы возвращаются.

Вообще, я не умею дозировать чувства, силы, беречь себя. Я уж если во что-то кидаюсь, то с головой. Это неумно. Потихоньку учусь тормозить, не выкладывать все и сразу. Не пытаться всем понравиться, не показывать все, на что способна, прямо с порога. Когда я была тинейджером, жаловалась маме, мол, я столько отдаю и не получаю взамен! Мама сказала: «Нужно просто больше отдавать». Потом я поняла, что часто получаешь не там, где делишься. Но сейчас думаю, что не менее важно научиться принимать. На сцене это просто, когда ты почти один на один с полным залом и хорошими партнерами. А в жизни совсем иначе, страшнее. Я кажусь очень открытой, но в начале общения с недоверием отношусь к людям. Иногда думаю, что, возможно, я неадекватна, выгляжу странной. Если кому-то нравлюсь, чувствую подвох. Хотя сама сразу показываю свое расположение. Научиться принимать любовь, открываться все больше и больше, доверять по-настоящему, принимать помощь, даже искреннее восхищение, и быть благодарным — это все очень непросто на самом деле.

Есть ощущение, что вы максимально реализуете свой потенциал?

Конечно, нет. Я уверена, что могу больше. Как актриса, например, я не раскрываюсь совсем. Я и не знаю себя как актрису, и видимо, никто не знает. Вряд ли я Раневская, конечно, но у меня не было шанса проверить! Мало опыта, мало ролей на преодоление, вообще мало ролей. Многие думают, что я певица, кто-то ошибочно полагает, что я все время занята и у меня все просто забито работой, а это не так. Так кажется, потому что я не сижу без дела, но это не всегда работа. В театре немного новых проектов. Ушла из репертуарного (театр «СТИ»), думала уехать. Потом осталась, но обратно возвращаться уже не готова. Но от проектов не отказываюсь, просто не складывается. Вся надежда на кино. Но тут многое определяет типажность, в 95% случаев.

Зато у вас отлично складывается с музыкой. Как вы считаете, в чем залог вашего успеха как вокалистки? 

Половину из них я собрала сама. Дело не в успехе, это странное понятие в данном случае. Я хочу петь разное с разными людьми. Это у нас, к счастью, не запрещено, поэтому я собрала людей и уговорила их делать что-то вместе. Играть и сочинять вместе музыку — это лучшее общение. Потому что сидеть и просто выпивать и смотреть кино — здорово, но во взрослой жизни все меньше на это времени. А тут разом и музыка, и тусовка, и часто из этого получается работа. Это огромное везение! А всем этим я занимаюсь, потому что мне хочется постоянно что-то делать. Пробовать, сочинять. А с актерской карьерой нужно терпение. Пока ждала — пела и сочиняла, это превратилось в отдельную профессию, работу.
Каждый коллектив — это отдельная семья, в которой нужно уметь построить отношения, взаимодействовать и творчески, и по-человечески.

Как вам удается договариваться со всеми, отстаивать свои взгляды?

Я ничего не отстаиваю. При том что где-то я, может, и главная или имею решающий голос, я всегда советуюсь и готова отступать и уступать. У меня не хватает сил препираться, настаивать, я не настолько уверена в себе, чтобы сказать: «Все! Будет только так!» Да и зачем. Хотя пробую, конечно, а когда устаю, быстро сдаюсь и расстраиваюсь. Мне хочется для всех быть хорошей, хочется равного вклада в процесс. Чтобы все за всех решать, нужно быть работодателем, нанимающим всех по контракту. Тогда ты диктуешь условия. Но и получаешь просто сессионных музыкантов. А я хочу группу, команду, семью и чтоб все так же горели этим, как и я!

И все же человеку, собравшему несколько групп, нужно обладать определенными лидерскими качествами…

Вообще, человеку, который хочет петь на публику, хорошо бы понять, для чего он это делает. Чтобы что?! Ему нужно сказать что-то миру, показать себя, привлечь внимание? Его просто тянет на сцену, он больше ничего не умеет? Он желает заработать, жаждет стать знаменитым? Потому что есть масса людей с прекрасными голосами, которые выходят на сцену — и это неинтересно, даже если закрыть глаза. И дело не только в артистизме, есть он или нет. Пение должно украшать, раскрывать, особенно женщину. Ее песня должна нести на руках, погружать слушателя в воспоминания о детстве, матери, первой любви, мысли о космосе, боге, не знаю, о вечном. Ну то есть как-то менять слушателя. Женщине сложнее, потому что петь как будто более естественно для нее. Когда мужчина хорошо поет, все просто падают в обморок, это так круто, редко, необычно. А женщины чаще поют, в принципе. Но это касается всех поющих и выступающих. На мой взгляд, нужно очень четко понимать, зачем ты это делаешь, не врать себе. Если ты только зарабатываешь деньги, не расстраиваться, что не номинируют на «Грэмми», и если андерграунд никому не понятный делаешь, тоже! Если это просто для удовольствия — не париться, соберешь ли «Олимпийский». А еще важно не только что тебе это нужно, но и нужно ли это зрителю и происходит ли между вами магия.

В последних интервью вы говорили о том, что планируете уехать из Москвы. Какие у вас сейчас отношения с городом?

Я обожаю Москву всегда, даже когда хочу из нее уехать. Даже когда ее жалею. И живу я именно в Москве, а не в России (хотя частенько езжу по стране со спектаклями и концертами, и мне многое нравится). Москва — отдельная страна, но и в ней все непросто. Наоборот, она очень четко показывает все проблемы нашей большой страны. Они видны как на ладони. Они прямо вспухают! Но вокруг столько классного, яркого и красивого, тебя все время отвлекают от страшного и плохого. С некоторыми людьми это работает. К тому же невозможно все время думать о плохом. Цепляешься за хорошее. А потом опять возвращаешься к тому, какой ценой это все, в ущерб чему это хорошее, и падаешь духом. Пока я живу здесь, уехать не получилось. И я хочу дождаться изменений, я наивно верю, что они произойдут.

В беседе для одного журнала вы спрашивали Катрин Денев про то, как не влюбляться в своих партнеров. А с вами такое часто случается? 

Я думаю, влюбляться нужно всегда, во всех и во все. Иначе не вижу смысла. Просто должен быть опыт, чтобы понять, чем все эти чувства отличаются друг от друга, а также что половина из них — твоя выдумка, фантазия. Если ты человек впечатлительный, восхищающийся, смотрящий на мир достаточно широко, понадобится лишь маленькая искра. В партнеров и во всех, с кем работаешь, необходимо влюбляться, просто не значит, что нужно превращать это в роман или отношения! Но это ощущение внутри, этот восторг, он дает работе нужный запал, позволяет обходить острые углы, легче договариваться и работать, репетировать часами, ночами и днями. Но и в саму работу, в процесс можно влюбиться не меньше, а потом страшно скучать, когда она кончилась (если о съемках, например).

Как вы считаете, сложно ли человеку, посвятившему свою жизнь творчеству, быть счастливым в мещанском, бытовом смысле? Завести семью, например?

Многие успешные творческие люди в конце карьеры говорят, что живут ради детей и семьи, что это самое важное. Кто-то сознательно решает не иметь детей, и это тоже ОК, это понятная позиция. И их карьера, агент или театральная труппа становятся их семьей. В каком бытовом смысле женщина или мужчина будут счастливы, зависит от них самих. Разным людям нужно разное в быту. Просто нам всем навязали, что нам надо одно и то же. Мне кажется, если человек цельный, довольный своей жизнью, делом, которым он занимается (хотя в творчестве быть довольным невозможно, но можно быть удовлетворенным тем, что в принципе знаешь, чего хочешь), то он и в личной жизни будет более счастливым. Если у человека есть место, где он чувствует себя нужным, если вне семьи, быта у него есть жизнь и какой-то смысл, то у него не будет особых претензий к семье, что они ему что-то там не дают. Не будет ни ожиданий, ни желания сделать своих близких ответственными за свои проблемы и неудачи. Семья, в идеале, — это место, где ты набираешься сил, где тебя поддерживают, где ты можешь быть собой. Сегодня у женщины наконец больше возможностей проявлять себя. И в творчестве тоже. Поэтому почему бы ей не быть счастливой в семье, в быту? Сейчас его можно организовать как угодно. Может быть любая конфигурация. Семьей могут быть даже не обязательно родственники. На эту тему есть хороший японский фильм «Магазинные воришки».

Расскажите про ваши творческие планы.

Вот-вот — осенью — выйдет новый альбом Race to Space. Сначала русскоязычный сингл с ремиксами разных интересных электронных музыкантов. Сингл — наша первая песня на русском — «Будем как солнце» на стихотворение Константина Бальмонта 1903 года. Начнется новый театральный сезон в «Маяковке». Буду играть «Русский роман». Также репетирую у Дмитрия Крымова спектакль «Борис». Премьера уже в октябре в Музее Москвы. 20 сентября с ВИА «Татьяна» выступлю в «Мумий Тролль баре». Еще хочется сделать концерт ВИА «Татьяна» с оркестром. Мы давно об этом думаем. А в целом, как всегда, буду петь, играть и «ждать, когда позвонит Спилберг».

Фото: Дарья Геллер @daria.geller Макияж: Майя Шапира @gefilte_bitch Одежда: @petitpoistudio


Комментарии