«Нужно просто сесть за инструмент и начать что-то делать» – интервью с Надеждой Грицкевич

Надежду Грицкевич – солистку группы «Наадя» – называют «певицей русской тоски» в обрамлении электропопа. Мы встретились с Надей в репетиционной студии на Бауманской, где она готовилась к своему концерту и между делом рассказала нам о своих сомнениях, жизни в хаосе, рождении новых песен и о том, как подключаться «к потоку».

Расскажи, пожалуйста, с чего началась твоя история с музыкой?

Она началась очень давно, когда мне было три или четыре месяца. Папа очень любит рассказывать эту историю: как он сидел со мной, и где-то в квартире скрипнула дверь, и я в точности изобразила этот звук. И уже несколько позже – мы с мамой гуляли у музыкальной школы, я услышала, как кто-то тренируется играть на скрипке, и захотела так же. К сожалению, я так и не закончила музыкальное образование: моя учительница иммигрировала в Канаду, а с другими преподавателями у меня не сложилось – они были не такими строгими, как моя первая учительница. Так я поняла, что меня надо держать в ежовых рукавицах и бить смычком по пальцам. Ну и с самого раннего детства мы с папой пели разные песни под гитару. Мне очень нравились самые печальные из них – до сих пор помню про рябину, которой нельзя перебраться к дубу.

А что было потом? Почему ты не стала продолжать музыкальное образование?

Странно было в тот момент представить себе, что у меня может быть такая работа, на которую не надо просыпаться каждый день в одно и то же время.

Поэтому ты пошла на факультет журналистики?

У меня была мечта – поступить на журфак МГУ. Тем более, что мой брат к тому моменту уже учился там, на факультете ВМК. Так что я была очень уверена в своих силах – и, конечно, не поступила. Зато на следующий год, уже не имея никаких надежд, прошла на бюджет в РУДН. Но в общем можно сказать, что тот год, который я провела одна в Москве, не прошел даром, потому что именно тогда я и начала писать песни.

Как это произошло?

Я знала всего несколько аккордов на гитаре, но, как ни странно, этого мне хватило для того, чтобы написать свои первые песни. Правда, я не знала, что мне с ними делать.

Вокалом, получается, ты никогда не занималась?

Уже когда мы начали выступать с группой Moremoney, я поняла, что связки сильно устают. Я решила, что с этим нужно что-то делать, пошла заниматься вокалом, но однажды перед своим уроком я услышала, как поет девушка с «поставленным» голосом, и поняла, что нет, так я звучать не хочу. И, в общем, я это дело бросила!

Что было дальше?

Я поступила в РУДН, познакомилась с Ваней Калашниковым. Мы поняли, что нас обоих интересует музыка, и стали ей заниматься. Он тогда подрабатывал в радиорубке, записывал студентов. Там начались наши первые опыты с музыкой. Мы что-то выложили в Сеть, и нас чуть ли не сразу позвали на телеканал О2 – не знаю, существует ли он сейчас. В общем, группа постепенно стала набирать обороты, о нас узнавали люди, и тогда я поняла, что, возможно, мне надо двигаться в этом направлении.

У тебя не было сомнений, по какому пути идти?

Были. И есть до сих пор. Когда я просыпаюсь утром и понимаю, что у меня нет работы и нет четкого плана, бывает тревожно!

А у тебя нет четкого плана?

Нет, моя жизнь – это хаос. Когда я готовлюсь к концерту или конкретному мероприятию, некий график, конечно, выстраивается, но вне этого – полный хаос.

Сейчас у тебя есть ощущение того, что ты достигла какого-то определенного уровня в своем деле? Что для тебя послужило критерием? Может, попадание в рейтинги или оценка какого-то авторитетного человека?

Я бы сказала, понимание того, что ты достиг высокого уровня, возникает тогда, когда чья-либо оценка тебе становится не важна. Когда собственная оценка становится превыше всего.

Согласна абсолютно. Расскажи, как ты впервые почувствовала, что известна, что твою музыку любят?

Даже не знаю… Наверное, это случилось не так давно, на презентации альбома «Осколки» в клубе «Москва». Было много людей, все пели тексты моих песен… Я почувствовала такую мощную поддержку! Причем важно еще то, что это был не такой концерт, когда ты выходишь на сцену и думаешь: «Сейчас все будет круто, сейчас зажжем!» Нет, в тот раз все было по-другому – все время что-то не получалось, выходило из строя, были технические сложности, я дико волновалась, думала, что это провал! Но сейчас вспоминаю это выступление с теплотой.

Что ты тогда ощутила?

Любовь. Ой, сейчас расплачусь! (Трет глаза.)

Это нормально. Любовь большого количества людей к тебе, да?

Да, именно так.

Не возникла после концерта мысль: «Это то, ради чего стоит жить»?

После концерта у меня особо не было времени порефлексировать о том, что произошло. На следующий день мы отправлялись в Екатеринбург. Но вообще да, это, безусловно, то, ради чего стоит жить.

То есть если бы снова тебе представился выбор, ты бы пошла именно по этому пути?

Да, конечно.

Расскажи, какие у тебя планы, чем ты сейчас занимаешься?

Работаю над новыми песнями, над клипами с альбома «Осколки», делаю интересный проект про колыбельные с образовательным сайтом «Арзамас», немного помогаю работать над музыкой и эффектами своей подруге Саше. Она сняла такое нежное кино, я бы назвала это визуальной поэзией.

В одном из интервью ты говорила, что пишешь песни тогда, когда у тебя плохое настроение. Скажи, а что делать, если все в целом хорошо?

Сейчас я научилась писать в любом состоянии. Подключаться к этому потоку. Нужно просто сесть за инструмент и начать что-то делать – только так приходят песни. Только через действие.

Я знаю, что в музыке очень важно найти своих людей. Ты согласна? Как тебе удается собирать вокруг себя единомышленников?

В этой среде все друг друга знают, кто-то кого-то советует. Вообще, это все непросто – люди приходят и уходят, это всегда нелегко. Но я понимаю, что в моем проекте никто не может быть заинтересован больше, чем я сама.

И как тогда быть?

Искать тех, кому нравится моя музыка. В противном случае незаинтересованность музыкантов демотивирует прежде всего меня саму. Это самое страшное!

Как ты считаешь, важно ли вообще вращаться в музыкальной среде, тусоваться?

Да, конечно, важно.

С кем из современных музыкантов ты дружишь?

Ну насчет дружбы не рискну делать заявлений, но многих знаю и с удовольствием общаюсь, когда есть такая возможность. Все-таки я бы сказала, что тусовка у нас не очень большая. Дружу с Кириллом Ивановым из СБПЧ, с Витей Исаевым из БЦХ. С Женей из On-The-Go мы по долгу службы, но и по дружбе тоже общаемся. Еще у нас получился дружный курс в школе Антона Маскелиаде, мы все время в общем чате переписываемся с ребятами, а с самим Антоном мы каждый четверг играем в бадминтон. Я всем говорю, что это потому, что они рифмуются – Антон и бадминтон.

Текст: Инна Макаренко

Фото: Ксения Заботина


Комментарии
Популярное