«Я преподнес людям что-то новое и интересное» – интервью с Антохой МС | The Reminder

19 марта, 14:35

«Я преподнес людям что-то новое и интересное» – интервью с Антохой МС

Широко известный в узких кругах музыкант Антоха MC, чьи видео собирают до миллиона просмотров на YouTube, собрался в свой первый масштабный тур по всей стране – от Санкт-Петербурга до Владивостока. А перед началом гастролей согласился встретиться в своей студии и поговорить о смене жизненных этапов и высоких скоростях.

Петляя по заснеженным улицам, я наконец выхожу во двор жилого дома между «Динамо» и «Тимирязевской», где меня встречает невысокий молодой человек в куртке с капюшоном. Мы жмем друг другу руки и спускаемся вниз, на цокольный этаж здания, где размещаются всевозможные офисы, фотостудии и багетные мастерские. За одной из дверей – будущая студия музыканта, где он сейчас активно ведет ремонт. С порога Антон объявляет, что необходимо переодеться, здесь в обуви не ходят, и указывает мне на шлепанцы. «Стараюсь держать это место в чистоте», – объясняет «эмси». Я покорно снимаю сапоги, а он тем временем гостеприимно ставит чайник и достает пачку пастилы, которую начинает медленно нарезать, аккуратно раскладывая кусочки на тарелке. Я оглядываюсь по сторонам и замечаю дрель, перфоратор, пилу и другие рабочие инструменты, развешенные по разграфиченным стенам с той же педантичностью и скрупулезностью. «Здесь много работы предстоит, – увидев мой интерес к окружающим предметам, комментирует Антон. – Мы долго искали такое место и наконец нашли. Теперь его надо преобразовывать. Я люблю порядок».

Видно, что вопросы ремонта сильно занимают музыканта, на какое-то время он принимает сосредоточенный вид и погружается в свои мысли. Чтобы разрядить обстановку, я начинаю говорить о себе: что интервью – один из самых моих любимых жанров и что всегда рада пообщаться с творческими личностями, попутно интересуюсь, как относится к этому процессу он сам. «На мой взгляд, это испытание, – делится Антон. – Музыканты, творческие люди, они бывают разные, не к каждому найдешь подход и связующую форму общения…»

Я вспоминаю, с кем из артистов общалась в последнее время, и упоминаю имя Андрея Запорожца (лидера групп Sunsay и 5’NIZZA), зная, что у них с Антохой была совместная работа и это может послужить «зацепкой» к разговору (той самой «связующей формой», по выражению Антона). И правда: музыкант тут же отрывается от нарезания пастилы, а в глазах появляется живой интерес: «Ну как он там? Как здоровье? Какие планы? Очень музыкальный молодой человек. Мы с Андреем записывали несколько композиций. Но, к сожалению, все они не смогли реализоваться. У него довольно плотный ритм, и я всегда в движении – то мы с ним в одном городе встретимся, то в другом. Толкового взаимодействия не выходило за все это время. Встречались благодаря концертам и фестивалям, на которых вместе выступали». Воспользовавшись долгожданным оживлением собеседника, я пытаюсь перевести тему разговора в сторону его самого и интересуюсь, а какие же у него, Антохи МС, планы.

– Я надеюсь, что у нас появится какое-то общее место, куда мы сможем приглашать разных интересных людей. Проводить с ними беседы и выдавать какой-то продуктив – музыкальный, визуальный, всевозможный… Был бы рад пригласить сюда Андрея, сказать: «Андрюха, приходи, у нас появился микрофон, давай споем и порадуем людей своими голосами!» Пока это в проекте. Но я надеюсь, что все получится.

Ты хотел бы сделать полноценную музыкальную студию?

– Скорее, просто создать место, в котором была бы возможность реализовать какие-то проекты, которые раньше реализовать не получалось. Здесь обязательно должны быть микрофон, записывающий аппарат. В бОльшей степени я был инициатором создания такого помещения, а масса людей это поддержала, все согласились, что это здорово. Много кто приезжает, помогает, поддерживает и трудом, и советом.

Кто эти люди?

– Приятели, друзья, родные-близкие. Брат старший приезжал, говорит: «Антоха, берлога». Другие люди приезжают и говорят: «Классно». Помаленечку мы с этим разберемся.

То есть за тобой стоит много людей?

– Я думаю, надо стремиться к тому, чтобы твой труд как-то соприкасался с твоим окружением и давал тебе положительный заряд. Это основополагающее.

Поддержка близких это важно?

– На мой взгляд, главное, чтобы ты сам был хорош и следил за собой. Никто тебя за ручки вести не будет.

На время погрузившись в молчание, Антон неожиданно возвращается к диалогу с уже новой темой, бодро заявляя:

– Вот Новый год отметили, уже февраль…

И как отметили?    

– Спокойно. Вначале с Марьяной (жена Антона. – Прим. ред.) посидели, поговорили, взвесили все плюсы и минусы, подвели итоги года. Потом с друзьями.

Ты ведь не пьешь алкоголь, насколько я знаю?

– Я пришел к тому, что трезвый образ жизни намного перспективней. Интересней. Красочней. Гуляния – это как-то не по мне. Я приверженец того, чтобы в Новый Год сказать больше задушевных, точных слов, пожеланий, нежели наслаждаться какими-то далеко не самыми лучшими формами времяпрепровождения.

А как ты оцениваешь ушедший год?

– По многим составляющим. У меня была активная музыкальная деятельность, выпустил новые композиции, совместные работы. Отдохнул, ездил в деревню… Масса вопросов вышла на плюс.

Мне кажется, что за этот год ты стал особенно популярен. У тебя есть такое ощущение? Кроме многочисленных сольных концертов ты принял участие в таких крупных музыкальных фестивалях, как «Пикник «Афиши«» и Bosco Fresh Fest.

– Да, это весомый момент. Крайне рад, что организаторы Bosco и «Пикника» дали нам возможность выступить. Это были запоминающиеся события. Я готовил отдельную программу для них. Я считаю, что подобные мероприятия требуют точного понимания, что необходимо исполнить, важно привнести какой-то интересный элемент. У меня была яркая деталь: я записал дикторский голос для своего выступления, чтобы люди, которые находились рядом, понимали, что произошла смена артиста и надо быть внимательнее. Такой вот прием.

Ты сам ощущаешь собственную известность? Что изменилось в твоей жизни?

– (Задумывается.) Когда человек растет, это как уровни в игре: они все сложнее и сложнее, задач все больше и больше, скорость все быстрее и быстрее… Когда у тебя 5 тысяч друзей вместо 500, ты понимаешь: «О, нужно ведь успеть всем позвонить и всех поздравить!» Это, конечно, образно (улыбается). Но, на мой взгляд, повышение уровня в моей деятельности преподносит мне все более трудные задачи, по которым приходится принимать какие-то решения. (И действительно, рассказывая это, Антон выглядит очень озадаченным. Чувствуется, что это та тема, которая сильно волнует его в данный момент.)

А в чем основная сложность?

– Правильно все распланировать: силы, время. Найти правильный подход к каждому вопросу, обдумать все.

У тебя же есть директор, который тебе помогает в этом?

– В принципе помощь со стороны есть. Но скажу так: на помощь надейся, а сам не плошай. Нужно и самому кумекать головой. Что, на мой взгляд, ключевой элемент.

Значит, на твоем уровне главная проблема это правильное распределение времени и сил?

– Думаю, у каждого человека это главная сложность и главная задача. Потому что можно поставить себе такие цели, которые, возможно, будут несвоевременны для данного этапа или человека. И они могут привести к некоторым потерям. И эти потери нужно еще будет как-то суметь… принять (смущённо улыбается).

Ты сказал про жизненные этапы, которые сравнил с уровнями в игре. Какие уровни были у тебя до этого? Ты ходил в музыкальную школу, учился играть на трубе, потом начал сам сочинять музыку и записывать ее дома на компьютере, стал выкладывать в Интернет, теперь гастролируешь. По-твоему, все шло плавно? Или был некий скачок, когда ты резко перешел с одного уровня на другой?

– Все было естественно, без скачков. Я понимал, конечно, что что-то происходит, но ничего не измерял… Вообще самое главное, что на протяжении всего этого времени я получал какую-то энергию, которая меня радовала и заставляла двигаться вперед. Это все благодаря трудам и собственным вложениям. Вкладываешь – получаешь. Посадил семя – вот тебе и плоды.

Ты стал известен благодаря YouTube, у твоих роликов сотни тысяч просмотров. Чем ты так зацепил людей, что они начали активно репостить твои клипы?

– YouTube стал посредником между моим творчеством и аудиторией. Спасибо ему за это огромное и долгих лет. А чем зацепил? Я преподнес людям что-то новое и интересное. Масса факторов влияет на человеческую расположенность. В моем случае, мне кажется, сыграло роль то, что я учился в музыкальной школе, разучивал джазовые этюды, рос в музыкальной среде – мои братья и сестры (их у Антона шесть. – Прим. ред.) слушали хорошую музыку, как-то ее фильтровали. И гены моих дедов и прадедов, которые передались мне. Ну и, конечно, благодаря труду и усердной работе. Так что не все так сразу. Надо прикладывать массу усилий для того, чтобы получить какой-то отклик.

Я думаю, что в твоих песнях есть одновременно самоирония и душевность, какая-то простота, шутливость, честность, и это цепляет. Твоя лирика очень светлая в отличие от тем, которые поднимает большинство исполнителей твоего жанра. А еще мне кажется, что визуальные идеи тоже сыграли роль в твоем продвижении. Мне очень запомнился твой образ в клипах «Родина», «Провода», «Время – ток».

– Да, эти образы мы придумали вместе с друзьями. Кстати, это были не первые клипы. Они были намного позже. Когда я их создавал, у меня уже был определенный бэкграунд.

Расскажи тогда, с чего все началось?

– Первый мой видеоролик… Ой, давно это было, что-то я, возможно, упущу. Первый клип был на песню «Коробка». Там я использовал простую форму – брал фотографии, вырезал из них детали и с помощью повторов кадров создавал движение. Мне казалось, что это оригинальный прием, в тот момент мало кто его использовал. Плюс были очень удачно подобраны фотографии, они классно сочетались с  композицией. Потом я выпустил видеоролик на песню «Новогодняя», это было в 2011 году. Там я сделал праздничную декорацию, попросил своих родственников поучаствовать в съемке, и вышло довольно-таки забавное, веселое видео. Эти ролики были сделаны для узкого круга друзей и не получили какого-то большого охвата. Но они дали мне отклик и понимание, что мною ведется хорошая работа и надо продолжать в том же духе. Я выложил видео в своих социальных сетях, и большое количество людей мне написали, что им очень понравилось. Вот эти два ролика были сделаны целенаправленно, продуманно: изо дня в день я садился за компьютер, предпринимал усилия, продумывал, что и как… Благодаря этому результат получился достойным. Так что если у тебя будет время, обязательно посмотри (смеется). Да, это были пробные варианты, на какую-то примитивную камеру все было снято, но есть в получившемся результате какие-то зерна.

Ты, получается, такой целеустремленный человек? Каждый день работал, последовательно, ни на что не отвлекаясь?

– Целенаправленность должна быть, и, наверное, она во мне присутствует в той или иной мере. Кроме того, я был увлечен самим процессом. У меня были задачи и цели на тот момент: я знакомился с новой компьютерной программой Sony Vegas.

А твой последний клип, «Это лето», чем навеян? Это твоя идея? Такое впечатление, что ты мечтаешь о детях.

– Нет-нет, это идея режиссера клипа, и это его сын. Я еще слишком мал для детей, мне всего 27 лет. На мой взгляд (я сужу по своим братьям, сестрам), люди созревают к детям не раньше 30 лет.

То есть у тебя еще три года впереди?

– Да, и за это время можно очень многое успеть. Можно кардинально поменять свою жизнь за три года.

А как твоя жена отреагировала, когда ты стал востребованным артистом? Радуется ли она твоим успехам?

– Бывает, возникают у нее вопросы. Например, что поздно прихожу. Мы с Марьяной решаем эти проблемы. Главное, что она вообще мне радуется (улыбается). Важно, чтобы в твоей жизни было как можно больше ярких красок, которыми ты мог бы поделиться.

Расскажи, как строится твой день.

– Я сторонник утреннего подъема. Первая половина дня – это очень результативное время. Ночью сплю, отдыхаю, а утром приступаю к делам. Дел довольно-таки много и больших, и малых: ремонт помещения, музыка, «домашние задания» по другим предметам. Но сплю я нормально, питаюсь тоже, хожу в спортклуб, общаюсь с друзьями, стараюсь уделять внимание близким.

Тебе предстоит большой тур по стране, который продлится до самого лета. Я посмотрела его расписание, география твоих концертов впечатляющая. Столько переездов! Скажи, ты готов к этому?

– Да, меня ждет интенсивный ритм. Я сейчас пытаюсь ставить себя в жесткие рамки, работаю в таком режиме, чтобы гастроли мне потом показались отдыхом. Я не даю себе спуску. Тут очень важно опять-таки грамотно распределять собственные силы и энергию, правильно отдыхать и питаться. Если наешься, например, перед сном конфет, потом долго не сможешь заснуть. Надо следить за этим. Самое главное, что благодаря этому туру мы познакомимся со многими людьми в разных точках страны, и это меня воодушевляет.

Какие сейчас у тебя цели?

– (Долго думает.) Ой, наверное, мне надо было подготовиться к интервью…

Знаешь, ты ведь не обязан делиться. Многие не любят рассказывать о своих целях и планах, и это нормально.

– Я скажу так: сейчас для меня главное – не сойти с дистанции. Скорости стремительно растут, задачи усложняются, надо выдерживать ритм. И продолжать радовать людей своим творчеством. Нельзя останавливаться, исчезать. А если исчезать, то ведь по какой-то уважительной причине… Понимаешь?

В следующий раз мы встречаемся с Антоном несколько недель спустя, чтобы дополнить фотосъёмку. Музыкант в отличном расположении духа, и беседа идет очень свободно. ​Он с радостью делится новостями: нашел жёлтый диван, который кто-то собирался выкидывать, и приделал к нему ножки («Осторожно, не садитесь, он может развалиться!»), купил бензокосилку («Я считаю, это так круто! Мне всего 28, а у меня уже такая вещь есть. У многих друзей в моем возрасте даже перфоратора нет!») и с гордостью демонстрирует палки для скандинавской ходьбы («Обычно пожилые люди ходят с двумя, а я хожу по городу с одной, так как руки заняты. И чувствую себя  по сравнению с другими пешеходами просто метеором!»). «Мой новый план, – делится Антоха, – купить сюда станок для изготовления ключей. Сделаю друзьям по ключу от этого помещения, пусть приходят, когда хотят! Хочется, чтобы здесь было уютно. Я ведь уже понемногу привыкаю к отелям с золотыми ручками…» (улыбается). Как-то естественно разговор выруливает в сторону музыки.

­­   –   Самое интересное, что сейчас можно придумать – это продюсирование, – говорит Антон. Например, попросить Земфиру спродюсировать альбом Шнура или Шнура – спродюсировать альбом Земфиры. Вот такой формат совместной работы  был бы очень интересен.

 –   Тебе самому было бы интересно посотрудничать с Земфирой?

 –   Мне кажется, она такой кремень. Любого построит. Мой приятель Муджус с ней работал. Он, конечно, очень своеобразный…  Может, кстати, получится сделать что-то совместное с ним. Было бы здорово. Вообще, я рад любому сотрудничеству. Я считаю, что артист должен быть максимально открытым: ездить на общественном транспорте, каждый должен знать, где он живет и иметь возможность написать ему письмо.

–   А тебе пишут?

–   Да, и я всегда отвечаю. Просят прокомментировать творчество, дать совет, ответить на какие-то вопросы – я всегда открыт к общению. Людям интересно не только знакомиться с музыкой, но и узнавать  человека, который ее написал. Поэтому интервью – это очень полезное дело.

 Скажи, ты полностью сам делаешь свои треки?

Все, кроме мастеринга.​ У iTunes есть определённые требования к качеству мастеринга, поэтому мы отправляем песни американскому продюсеру.

О чем бы мы ни беседовали, так или иначе разговор возвращается к теме ремонта. Антон жалуется на трубы, которые греют слишком сильно («Тут можно рыбу сушить! Накуплю карасей и развешу их повсюду»), и  демонстрирует мне небольшую картину, которую купил на  выставке в «Сокольниках» (на ней – живописные виды одного из любимых районов – Чистых прудов​): «Я ее еще не успел повесить, поэтому она пока тут стоит. Уже весна, скоро все расцветёт, пусть она радует своим пейзажем!»
Постепенно я привыкаю к тому, что каждая новая фраза Антохи все ярче контрастирует с предыдущей, а диалог в любой момент готов повернуться в самом неожиданном направлении, раскрывая моего собеседника со все более непредсказуемых сторон. Все-таки он прав, что для того, чтобы написать статью о человеке, одной встречи недостаточно. И двух недостаточно. «Портрет надо писать, портрет человека!» – говорит он о работе журналиста. Надеюсь, мы ещё увидимся.

Текст: Инна Макаренко

Фото: Артем Петин


Популярное