«Прошли те времена, когда ты смотришь на своих коллег и тебе стыдно» – интервью с Лукерьей Ильяшенко | Reminder

14 ноября, 11:26 3693 0

«Прошли те времена, когда ты смотришь на своих коллег и тебе стыдно» – интервью с Лукерьей Ильяшенко

Актриса рассказала Reminder о российском кино, комплексах и политике.

Актриса Лукерья Ильяшенко

О работе

– Недавно вы сыграли в новом фильме Анны Меликян «Про любовь. Только для взрослых». Первую часть смотрели? Как вам?

– Да. И мне понравилось. По-моему, это один из самых крутых отечественных проектов и тот редкий случай, когда хорошее российское кино – не мрачный артхаус, а веселый, жизнеутверждающий и качественно сделанный фильм.

– Российский кинематограф принято ругать. А вы что думаете?

– Конечно, мы не дотягиваем до западного уровня, что уж говорить… В русском кино до сих пор есть такое понятие, как «красивая картинка». Смешно в ХХI веке хвастаться такими вещами. Но при этом я думаю, что ориентироваться на Голливуд нам тоже смысла нет, российский кинематограф должен быть уникальным. И сейчас это чаще всего драмы про то, как все плохо. Такова уж специфика русской души. Нам не хватает хороших зрительских фильмов, не связанных с туалетным юмором и шутками о том, что мы – нация алкашей и гопников. Но что радует: сегодня наши режиссеры делают акцент на хорошую актерскую игру. Прошли те времена, когда ты смотришь на своих коллег по телевизору и тебе стыдно, потому что они переигрывают, как в цирке. Зрителю прививают вкус к естественному поведению актеров на экране, это здорово.

Актриса Лукерья Ильяшенко

– Кто из российских режиссеров нравится?

– Люблю раннего Михалкова, Оксану Бычкову, Наташу Меркулову, Алексея Чупова, Михаила Местецкого.

– А из зарубежных?

– Тима Бертона, Джима Джармуша, Гаспара Ноэ – очень люблю его картину «Любовь».

– Какие еще любимые фильмы можете назвать?

– «Одержимость» Дэмьена Шазелла, «Дракула» Фрэнсиса Форда Копполы, «12 стульев» Леонида Гайдая.

– У вас есть суеверия по поводу профессии?

– Никаких.

– В гроб ради роли ляжете?

– Запросто.

– Случалось, чтобы вам предлагали роль, намекая на близость в благодарность за нее?

– Ни разу. Я считаю, те, кто рассказывают о подобном, врут. Наше кинопроизводство слишком дорогая вещь, чтобы брать в фильмы тех, кто этого не заслуживает. Иначе продукт провалится, и люди потеряют деньги. Ни один секс такого не стоит.

– После «Сладкой жизни» вы стали очень востребованы. А бывало такое, что приходилось сидеть без работы?

– Я не могу сказать, что очень востребована. Да, я много снимаюсь, но большинство времени проходит в ожидании хорошего материала, которого в нашей стране, к сожалению, мало. Чаще всего открываешь сценарий и хочется плакать, потому что диалоги в нем написаны языком, на котором не говорит ни один вменяемый человек. Первое желание – сказать, что не приду. Потом хочется позвонить и спросить: ребят, зачем вы так? В итоге ты выходишь на площадку, текст нещадно режут, очеловечивают и, ура, можно работать. Так что в русском кино, увы, сценарный кризис.

– Что вам помогает не подхватить звездную болезнь?

– Понимание того, что профессия артиста неблагодарная: сегодня густо, завтра пусто. Уверена, на свете нет ни одного актера, который бы не боялся, что больше его не позовут сниматься. Да и потом, что я такого важного сделала, чтобы зазнаваться? Изобрела лекарство от рака? Нет. Ну, снялась я в роли Леры в «Сладкой жизни», повезло мне. Да кто угодно мог быть на этом месте. После сериала я, кстати, начала испытывать неприязнь, когда мне предлагали сыграть что-то подобное. Понимала, что это амплуа удалось, но при этом боялась остаться актрисой одной роли. После фильма «Налет» на Первом канале с Владимиром Машковым и Сашей Палем я выдохнула, доказав, в первую очередь самой себе, что могу играть не только Леру. Хотя этот проект, будучи очень успешным для канала, лично мне узнаваемости не принес.

– Но на улице, тем не менее, узнают? Привыкли к этому?

– Нет. Особенно когда ты злая и невыспавшаяся вышла в магазин за хлебом, а тебя дергают за рукав, просят сфотографироваться. Но когда спрашиваю себя, хотела бы я, чтобы этого не было, ответ однозначный: конечно, нет.

– С какими словами люди обычно подходят?

– «Ой, здрасьте, это же ты из того сериала, как его там?..» В таких случаях хочется спросить: почему вы мне тыкаете, я же к вам на «вы»?

– Что еще вас может разозлить?

– Когда мастера в салонах рассказывают, что мне нужно сделать со здоровьем, чтобы у меня заколосились брови и начали расти ногти. В остальном я спокойный человек.

Актриса Лукерья Ильяшенко

– А тот факт, что сегодня в Инстаграме каждый второй – популярный блогер и звезда, не раздражает? Вы, например, актриса, у вас есть профессия и образование, но всего 400 тысяч подписчиков, в то время как у какого-нибудь, на первый взгляд, непримечательного аккаунта стоит отметка в два миллиона…

– Респект владельцу! Вести успешный Инстаграм, чтобы он был интересен, это большой труд. Вайнеры и блогеры тоже работают: они постоянно что-то снимают, придумывают. Если есть спрос, то и отлично. Другой вопрос – насколько то, что они делают, может быть интересно человеку с мозгами… И все же я понимаю, что эти ребята умеют то, чего не умею я. Инстаграм-звезда и публичная личность – разные вещи. Я, например, не смогу писать так же классно, как Ирена Понарошку, у которой есть интересный для подписчиков набор тем. По сути, ее аккаунт – это полноценное онлайн-издание.

Помимо того, что играете в кино и театре, вы еще и диджей. Как вас занесло за пульт?

– Не буду обманывать – это коммерческая история. Мне предложили попробовать, я пошла и выучилась. У меня есть музыка, которую я люблю, – диско, электронная, но ее в регионах мало кто понимает, чаще люди хотят слушать про Витю, которому надо выйти.

О характере

– В своем Инстаграме вы любите общаться с подписчиками, отвечаете им. И критику мимо глаз не пропускаете – отшучиваетесь. Вас она задевает?

– К критике я отношусь адекватно, этому меня научило балетное прошлое. Иногда полезно послушать мнение профессионалов. Что касается блога, мне очень хочется донести свою позицию до подписчиков, чтобы они не поняли меня неправильно. Я сама веду свой Инстаграм, это моя личная страница, поэтому мне важно, чтобы люди понимали, что я такое. Негатива в моем блоге почти нет. А если уж кто-то беснуется, начинаю его стебать. Человек теряется, не знает, как реагировать. В итоге сдувается и самоустраняется. Это немножко злой прием, но зато веселый. А в остальном я не из тех, кто «гуглит», что там про меня написали. Как-то раз зашла, увидела столько гадостей и решила больше не портить себе настроение.

– Вернемся к балету. В детстве вы занимались профессионально, танцевали в «Русском имперском балете». Как это пригодилось в жизни?

– Балет дал мне красивые ноги, выработал силу воли.

– Скучаете по станку?

– Да, но понимаю, что нельзя распыляться. Я могу либо играть, либо танцевать. К тому же я уже много лет не в форме. Поэтому нет никакой возможности вернуться.

– Вы неоднократно признавались, что у вас есть комплексы. Откуда?

– Оттуда же, откуда и у вас: из детства. Мама постаралась. Она до сих пор виртуозно расшатывает мою нервную систему. Как что-нибудь скажет, плачу от обиды. Плюс балетное училище, в котором при каждом удобном случае говорили, что ты бездарность и из тебя ничего не выйдет.

– А что мама такого обидного говорит?

– Не понимает, как меня, «с такой внешностью», куда-то берут сниматься и почему мой «престижный» муж до сих пор не ушел к другой женщине. Сегодня, конечно, у меня меньше комплексов, чем раньше. С возрастом легче принять себя. К тому же я читаю много литературы на эту тему. Дошла даже до книжки любимого всеми вокруг психолога Лабковского. Но, если честно, ответа на свои вопросы так и не получила. Автор муссирует одну и ту же идею: надо жить так, как хочется, и принимать себя такой, какая есть. Это крайняя позиция. Мне, по сути, хочется круглыми сутками сидеть на диване, пить Aperol Spritz, заедая все это сосисками и чипсами, и смотреть старые выпуски «Масяни». С другой стороны, я мечтаю иметь красивое тело, быть успешной, узнаваемой и желанной как женщина. Как совместить эти два диаметрально противоположных желания? Сложная задача. Наверное, тут нужно найти какую-то золотую середину, о которой господин Лабковский почему-то не говорит. По его мнению, все женщины должны перестать следить за собой и начать заниматься вышиванием.

– Вы говорите, что часто материтесь. Что скажете тем, кто считает это некрасивым?

– А что, разве кто-то этого не делает? На рабочих встречах я, конечно, себя сдерживаю, ругаюсь только при близких.

Актриса Лукерья Ильяшенко

О жизни

Сейчас в России наконец-то начали говорить о борьбе с гендерными стереотипами. У вас какое к этому отношение? На свидании в кафе сами за себя платите?

– Я считаю, что женщина должна уметь сама себя содержать. У меня всю жизнь был пример перед глазами – мама. Когда мне было 10, не стало папы, и, если бы у нее не было профессии, мы бы умерли с голоду. И так ходили в Преображенский парк, яблоки с деревьев собирали… Но если я иду в ресторан с мужчиной, который настроен на отношения, для меня странно, что каждый станет платить за себя сам. А вот если он просто друг, тогда не вопрос. Вообще самое страшное в мужчине – это жадность.

– Что скажете тем, кто все еще сомневается, что женщина в 35 лет может быть счастлива без мужа и детей?

– Это все наше советское воспитание: нет мужа и детей – значит, ты проклята. Неправда! В Европе люди только ближе к 40 годам начинают задумываться о семье, а до этого получают профессию и зарабатывают деньги. А не как у нас: закончила школу – рожай! Детей надо заводить, когда тебе есть что им рассказать и когда ты сама уже перестала быть ребенком. Хорошие материальные условия тоже никто не отменял, я не верю в рай в шалаше.

Некоторые считают, что дружба между женщинами невозможна. Согласны?

– Нет. Тем не менее это рискованная штука. Кто бы что ни говорил, но я считаю, все женщины так или иначе думают о внешности, и далеко не каждая, например, готова с легкостью принять тот факт, что ее подруга красивее. Устроенность личной жизни тоже имеет значение. Все это порождает зависть и чувство соперничества. У мужчин с этим проще, им плевать на оба пункта. Что касается меня, я в этом плане очень избирательна. У меня немного подруг, однако я знаю, что каждая из них искренна со мной. И я сама желаю им, чтобы они были еще красивее, еще успешнее, еще счастливее. Это от души.

– Вы разбираетесь в политике? Или аполитичны?

– Я пыталась начать разбираться, но не срослось. Кухонные разговоры про то, кто должен стать президентом, не веду. А смысл?

Актриса Лукерья Ильяшенко

Текст: Дарья Сачкова

Фото: Станислав Мартынов Стиль: Денис Петюков Макияж и волосы: Яна Новикова Продюсер: Екатерина Боровик


Популярное