«Хипстеры – это не целевая аудитория барбершопов. На таких клиентах просто не выжить» – интервью с Сергеем Рудницким | Reminder

12 декабря, 17:54 687 0

«Хипстеры – это не целевая аудитория барбершопов. На таких клиентах просто не выжить» – интервью с Сергеем Рудницким

Поговорили с основателем школы барберов о внезапной моде на бороды, бизнесе и правильном мужском стиле.

мужчина в парикмахерской

– Сергей, вы пришли в барберинг задолго до того, как это стало трендом. Чем вас заинтересовало дело мужских стрижек и бритья?

– Все началось с того, что мне в детстве не нравилось, как меня стригут в советских парикмахерских. На этом противостоянии и возникло желание попробовать. Лет в 11 я взялся постричь своего приятеля – на третьем часу работы понял, что это не так-то просто. Но, войдя во вкус, я так разошелся, что в 2002 году отстаивал честь страны в составе сборной на Чемпионате мира по парикмахерскому искусству в Лас-Вегасе. Естественно, до этого было несколько лет серьезной учебы и работы в разных салонах. «Мужскую» специализацию выбрал, потому что я сам мужчина и мне прежде всего было интересно изменить подход к мужским стрижкам.

Сергей Рудницкий, тренер и эксперт по мужским стрижкам, основатель проекта Barber Expert, совладелец мужской парикмахерской Wall Street, бренд-амбассадор Mizutani в России.

– Что ж, подход изменился. Раньше наши мужчины ходили в обычные парикмахерские за углом и вовсе не задумывались ни о красе ногтей, ни о красе бород. Но в последние 3–4 года начался какой-то невероятный бум на барбершопы от Москвы до Хабаровска. Как думаете, с чем связан этот запрос на салоны «men only»?

– Я работаю в сфере мужской красоты более 20 лет и могу сказать: за весь период моей карьеры такого всплеска здесь еще не было! Бьюти-индустрия всегда работала на женщин. Мужчины занимались своими делами, на красоту не претендуя. Наверное, это было как-то неправильно. Сейчас индустрия развернулась к сильной половине человечества, разглядев наконец неохваченную аудиторию, коммерческую выгоду и новое поле для творчества. При этом и к мужчинам пришло понимание, зачем им нужно делать маникюр, педикюр, укладки, ухаживать за собой. Я говорю сейчас не о метросексуалах, а об обычных мужчинах, которые хотят быть успешными.  И здесь ему на помощь приходят многочисленные мужские салоны красоты, в том числе барбершопы.

– Вы в Barber Expert обучаете начинающих мастеров. Много ли сейчас желающих получить такую узкую специализацию?

– Я всегда практиковал как мужской мастер и, честно скажу, не был востребован у партнеров – косметических брендов, – в отличие от женских мастеров. Было сложно, потому что еще не было тренда. Но сейчас все толпами идут в барберинг, это модное, востребованное направление. Однако здесь острая нехватка рабочих рук! Скажем, когда я в 1994-м окончил колледж, то не мог устроиться ни в одну парикмахерскую. Из-за отсутствия опыта меня не брали даже стажером. Сегодня кардинально другая картина – открывается очень большое количество салонов. Соответственно, качество обслуживания и квалификация персонала снижаются. Надо заметить, в советское время уровень мастерства у мужских парикмахеров был очень высок. В классическом стандарте государственного образования парикмахеров учили около трех лет. Им преподавали и рисунок, и историю костюма XVI века, историю парфюмерии. Такое обучение было качественным и финансировалось государством. Потом наступили 90-е, появились первые коммерческие курсы. И с точки зрения коммерции это все оказалось нерентабельно, программу сильно сократили, под нож пошла вся художественная часть курса. Выкинули из учебного плана и мужской зал. Появилась специализация «мастер-универсал». Но мужским стрижкам в образовании уделялось максимум 5% от всего объема курса. Все тогда думали, что выгоднее быть женским мастером: там же и стрижки, и окрашивание, и уход, и укладки. А мужчины, якобы, вообще на дому стригутся. Таким образом, за 20 лет у нас образовалась «яма» в профессиональной подготовке мужских мастеров. Два поколения специалистов потеряны. Я это к чему? К тому, что маятник после перестройки качнулся в одну сторону, а теперь в другую. И да, это будет в тренде еще долго.

мужчина с бородой
мужчина стрижет
ножницы
1 / 3

– Кто ваша основная аудитория? Только ли хипстеры ходят в барбершопы?

– Нет, на самом деле хипстеры – это не целевая аудитория барбершопов. На таких клиентах просто не выжить. Ну сколько их? Не так уж и много за пределами мегаполисов. К тому же классический вариант хипстера – это безработный в творческом поиске, у него свои странные отношения со временем и пространством. То, что именно хипстерская мода на бороды породила спрос на барбершопы, тоже миф. Скорее всего, тренд подтолкнули ламберсексуалы – брутальные бородатые ребята, современные «дровосеки», чьи орудия уже не топор, а гаджеты, с помощью которых они и лес валят, и биткоины зарабатывают. Ламберы сейчас – это ухоженные стильные мужчины с аккуратно оформленными бородами. У них хороший вкус, стиль с уклоном в кантри, но все их вещи очень дорогие и функциональные. Это уже далеко не хипстеры. У этих ребят все хорошо с тайм-менеджментом и деньгами. И наш бизнес ориентирован, скорее, на них.

– А таких за МКАДом много?

– Много, но это все-таки продукт мегаполисов.

– Тогда на каких клиентов рассчитывают те, кто открывает барбершопы в далеких от столицы городах?

– Да сейчас, в век соцсетей, границы между столицей и провинцией стираются. Я сделаю пост в Инстаграме о новом тренде, а на Дальнем Востоке люди, которые еще не спят, увидят его в ту же секунду. И если у них есть более или менее профессиональные навыки, повторить технику им будет не сложно. Я много езжу по всей стране со своими курсами и вижу, как быстро доходит мода до самых отдаленных городов. Приезжаю, например, в Хабаровск, а там так круто: и рестораны на московском уровне, и салоны красоты, и другие заведения. Это раньше была огромная разница между Москвой и всей остальной Россией, сейчас все продвинутые. И 90% жителей городов заняты не тяжким физическим трудом, а мозговой деятельностью. Соответственно, люди умственного труда понимают, зачем им инвестировать деньги в свой стиль.

– Вот вы говорите, что ручной труд уходит в прошлое, все автоматизировано. Значит, в скором будущем нас будут стричь роботы?

– А здесь бы я поспорил. Очень много было попыток сделать механизм, который убирал бы волосы. Но существует так много нюансов, начиная от формы головы и заканчивая волосяной структурой, что даже компьютерные программы по подбору причесок не могут предугадать конечный образ. А мастер учитывает все эти тонкие настройки и запросы клиента. Поэтому, я считаю, перспектива у парикмахеров есть. Просто их арсенал будет пополняться специальными гаджетами. Скажем, 10 лет назад, в начале моей преподавательской деятельности, я учил студентов только технике работы с ножницами. Сейчас к этому добавились машинки для стрижки, триммеры, шейверы. И современный барбер должен свободно владеть всеми этими инструментами.

– Какие тренды в мужских стрижках и барберинге ожидаются в 2018 году?

– Мода на бороду уже прошла свой пик, но я уверен, что она еще какое-то время продержится. Очень длинная борода (более 10 см) будет встречаться все реже. Чаще – ухоженная бородка средней длины, подобранная по форме лица. Изначально задача бороды – скорректировать овал лица и придать брутальности. К примеру, если лицо треугольное, то борода нужна пообъемнее. Если лицо круглое и его надо визуально вытянуть, то нужна острая борода в форме клинка. Форма подбирается индивидуально, тут нет трендов как таковых. Стрижки будут востребованы более удлиненные, с мягкой формой и игрой текстуры. Если 2017 год запомнился техникой fade (плавный переход от коротких волос к более длинным по всей голове), то скоро в топе будет техника taper fade (удлиненные стрижки с плавными переходами только на висках и затылке). По поводу цвета… У нас на показах и выставках цвет имеет значение. Причем яркий. Но войдет ли он в обиход, мне трудно судить – все-таки в нашей стране люди очень консервативны. На Западе бороды ярких неоновых оттенков уже норма. Может быть, в России кто-то станет красить растительность в яркие цвета, но это единицы. То есть с точки зрения массовой моды я не вижу здесь большого будущего.

– Если в следующем сезоне бороды будут все еще актуальны, посоветуйте, как за ними ухаживать в домашних условиях.

– Сейчас очень большой выбор косметических средств для этой цели: масла, шампуни, кондиционеры. Я даже не говорю о воске и гелях для стайлинга. Конечно, уход начинается с правильного мытья. И тут встает вопрос: а чем отличаются шампуни для бороды от обычных? Структура волоса на голове и в бороде разная. Щетина бороды более жесткая, пористая, извилистая, в ней выше содержание кислорода. Если мыть тем же шампунем, что и голову, есть вероятность пересушить волос, тогда борода будет топорщиться. Специальный шампунь для бороды содержит больше питательных и увлажняющих компонентов, он более мягкий и более кислотный, чтобы борода была шелковистой и блестящей. Далее – парфюм для бороды. Я у одного бренда насчитал 24 аромата: кофе, виски, бренди, кожа, дерево, мокрый асфальт… Мне кажется, даже у женщин сейчас нет такого разнообразия!

– Во что придется вложиться начинающему барберу? Топ-5 инструментов, без которых не получится крутой стрижки и бритья.

– Обязательно должны быть ножницы (прямые и филировочные), электрическая машинка, триммер для оформления бороды и шейвер (заменитель бритвы). Из электроинструментов для меня одни из лучших – британского бренда Andis, с ними работают почти все продвинутые барберы. Ножницы у начинающего мастера могут быть и одни, универсальные. Но если вы выходите на уровень выше, то стоит вложиться в несколько профессиональных инструментов под разные цели. Так, у Mizutani есть ножницы для прямых и скользящих срезов, для тонких или толстых волос, кучерявых и волнистых, для различных вариантов филировок. Скоро уже век, как японцы делают их вручную по своей секретной технологии. У этих ножниц очень острый угол режущей кромки, и при этом сталь невероятно прочная. Срок службы у них до 30 лет. Это внушительная цифра – в среднем качественный инструмент служит без реставрации около 5 лет. Но Mizutani премиальный бренд, и рекомендовать его человеку, который только что отучился, я не могу, он меня просто не поймет. А вот профессионал, который отработал в этой сфере достаточно долго – у него сложился свой стиль, он точно знает, под какую технику подобрать инструмент, – по достоинству оценит красоту, функциональность и качество японских ножниц.

– Сергей, ваш прогноз: как будет развиваться барберинг в России?

– После того как маятник качнулся в нашу сторону, дальше все будет «устаканиваться», появятся новые форматы в разных ценовых сегментах, уйдут слабые игроки, которые пришли в эту сферу «по приколу». Это дело двух лет.

– Напоследок сориентируйте нас, какой сейчас средний ценник на услуги барберов в Москве.

– За мужскую стрижку берут 1200–2000 рублей, оформление бороды обойдется чуть дешевле. Стрижка и оформление бороды в комплексе – порядка 2500–3000 рублей. Хотя я сейчас наблюдаю зарождение в индустрии барберинга такого направления, как лоукост. Открываются сети эконом-класса с ценниками в 300–500 рублей. Предприниматели ищут возможности, а это незаполненная ниша, ступенька для новой рабочей силы, мигрантов, которые не владеют русским языком и еще не выучились до нужного уровня. Здесь они могут набить руку и пойти по «лестнице» вверх. И есть масса клиентов, которые не понимают, зачем им отдавать парикмахеру 3000 рублей, когда можно постричься за 300. Им не нужны милая девушка на ресепшене, чай-кофе, улыбки и весь этот сервис. Концепция барбершопов изначально и не предполагала высокого сервиса: в Европе это дешевые парикмахерские для суровых парней. Так что лоукост, как бы к нему ни относились, имеет право на существование.

Текст: Ольга Жилина

Фото: Unsplash.com


Популярное